НЕВИННЫЕ МЛАДЕНЦЫ ВИФЛЕЕМСКИЕ

НЕВИННЫЕ МЛАДЕНЦЫ ВИФЛЕЕМСКИЕ

Дек 23, 2014

НЕВИННЫЕ МЛАДЕНЦЫ ВИФЛЕЕМСКИЕ 28 декабря Католическая Церковь чтит память Невинно убиенных Младенцев Вифлеемских. Крохотные мученики своею кровью особым образом засвидетельствовали истинность прихода Мессии. Мы просим, чтобы Господь пришёл к нам, в наши сердца и семьи – а каждый из них умер, ибо в нём видели Младенца Христа, маленького и беспомощного Владыку Мира, истинного Царя Иудейского. Благочестивые легенды Средневековья сообщали, что в Вифлееме от рук солдат безжалостного Ирода приняли смерть не то 14, не то 20 тысяч крохотных мальчиков. Этим с охотой попрекали Церковь сторонники «научного атеизма»: мол, где следы массовых захоронений жертв кровавого тирана? Раз, попы обманывают в этом, значит, и подавно не было никакого Иисуса Христа! Но серьёзные учёные давно встали на защиту евангельского повествования, где, кстати, ни словом не говорится о тысячах казнённых младенцев. В городке Вифлееме, говорят они, когда здесь родился Иисус, проживала, едва ли, тысяча человек; оттого так непросто устроиться в Вифлееме на ночлег в достопамятную ночь Рождества Господня. В семьях вифлеемлян подрастало, по тем же научным выкладкам, никак не более 50 мальчиков в возрасте от 0 до 2 лет.  А это количество делает куда как более реальным и факт кровавой расправы – и, увы, его «незаметность» для древних историков, живописавших ужасы правления царя Иудеи Ирода I Великого (73 – 4 гг. до н. э.), одного из самых кровавых тиранов в истории человечества. Самой великой страстью этого незаурядного человека была земная слава и власть. Он получил корону из рук римских оккупантов, не имея на трон никакого законного права. Девять лет царь Ирод строил в Иерусалиме Храм, способный, по его мнению, величием и красотой, сделаться обиталищем Бога. Этот самый Храм Сам Бог, Иисус Христос обещал отстроить в три дня; ибо нет лучшего храма для Бога, чем сердце человека. А сердце Ирода наполняли злоба, зависть, страх и коварство. Он убил своего тестя, иудейского Первосвященника, он казнил любимую жену Мариамну, он приказал убить двух своих сыновей Александра и Аристобула – и римский император Август мрачно пошутил, что при дворе Ирода лучше быть свиньёй, чем сыном; «благочестивый» царь не ел свинину. Наконец, прикованный к смертному одру, впавший в безумие Ирод приказал истребить всех вообще приближённых, родственников, священников и вельмож, вместе с жёнами и детьми. Тысячи жизней «лучших» людей Иудеи спасла только смерть тирана. Гибель...

Звено смирения…

Звено смирения…

Дек 23, 2014

Звено смирения… Мы приближаемся к Пещере Рождества, её таинственной глубине и мягкому свету, где Пресвятая Богородица радуется Рождённому Ею в мир Сыну Божьему, Младенцу Иисусу. Пресвятая Богородица… Благословенная между женами, Дева над девами. В самом начале Адвента мы чтили тайну Её Непорочного Зачатия, а теперь, в последнее Воскресенье «времени ожидания» мы вспоминаем «день возвещения», Благовещение, Воплощения Божьего Сына, Божьего Слова в лоне Пресвятой Матери. И тем более свята и блаженна Эта Таинственная Дева, когда Она принимает веру Христа, чем просто «позволяет» воплотить Христа в Своём лоне. Её участие в деле спасения, если бы оно ограничилось одним лишь биологическим материнством, осталось бы ограниченным и, рискну утверждать, малополезным, не прими Богородица эту куда более великую радость, нести Христа в своём сердце, а не просто носить Его в своём чреве… И потому Ангел Господень является Блаженной, утверждая Её в вере, дабы прежде чем в лоне, Она зачала в Своём сердце. Он утверждает Её через свидетельство, и Божий посредник сам становится свидетелем смиренного и вечно звучащего «Да», произнося которое Мария с полной готовностью, славя Бога, заключает духовное сочетание всего человечества с Богом. Встреча Марии и Ангела происходит в глубине пещеры, пещерные жилища были совершенно обычны в древней Иудее. Скромная комната наполняется мягким светом, в котором мы видим Матерь Божию, кроткую и смиренную. Именно смирение, такая маленькая и такая важная добродетель, придаёт Благовещению невыразимые сияние и теплоту, ибо целиком исходит от свободной воли Пресвятой Богородицы. Смирение не есть наиважнейшая добродетель в жизни христианина. Вера, Надежда, Любовь, как богословские и исконно нравственные, следуют прежде неё, и на них утверждается она, как на неколебимом фундаменте. Но эта «скромная» добродетель оказывается самым действенным противовесом для самых ужасных бед и грехов человечества, таких как гордость, самолюбие и эгоизм. Ведь смирение это ни что иное, как сдержанность в пристрастном влечении к нашему собственному превосходству над окружающими, особым образом, над теми из них, кто всего ближе к нам: родным, друзьям и, прежде всего, над Богом, нашим Творцом и Лучшим Другом… Смирение требует от человека жить по истине и по справедливости. По истине, поскольку тебе возвращается твоё истинное обличье, а не тот «лик», который ты вознёс перед окружающими и перед Богом. Довольно того, что истина покажет тебе, что ты являешься созданием, «тварью», а Бог – Твоим...