«Это был такой священник, каких не сыщешь!»

«Это был такой священник, каких не сыщешь!»

Окт 21, 2020

Молодой отец Войтыла глазами современников

В 1948 году, по возвращении из-за границы, молодой священник, уже доктор богословских наук, был направлен на работу в сельский приход Неговичи.

Пишет Тадеуш Кудлиньский, театровед, приятель Кароля со времен оккупации: «После двухгодичного пребывания за грани­цей вернулся отец Войтыла и зашёл ко мне — уже с печатью великосветских манер. Нача­лись воспоминания, и во время беседы я спро­сил гостя, какую должность он теперь зани­мает, полагая, что она должна быть куриального значения.

— Ну что ты, — засмеялся отец Войтыла. — Я назначен на должность викария в Неговичи.

— В Неговичи? А где это?

— Около Велички.

— Деревня?

— Да, деревушка. Надо начинать снизу».

Жители села Неговичи до сегодняшнего дня с теплотой вспоминают бывшего викария их прихода.

Станислав Субстельны: «Я ехал верхом на лошади в сторону Гдува за молоком. Мне встретился человек… Он шёл из Гдува. На нём были хлопчатобумажные брюки, жилет, ужас­ные башмаки и такой портфель, что я бы по­стыдился с ним пойти даже на ярмарку.

Он спросил у меня, как быстрее всего добраться до села Неговичи. Я сказал, что надо идти вон к той часовне в Маршовицах, а потом через по­ле, и спросил, зачем он туда идёт, потому что понял, что он в наших краях чужой. Он отве­тил, что идёт служить в приходе. Я про себя по­думал, что это наверняка священник. Предло­жил подвезти его. Но он отказался и пошёл пешком в сторону часовни. Я смотрел, пра­вильно ли он свернёт. А он встал перед часов­ней на колени и долго молился. Потом поднял­ся и свернул туда, куда я ему указал».

Станислав Выпорек: «Он был очень непритя­зателен. Я много раз бывал в его доме и видел, как он живёт. У него не было даже подушки под голову. Он надевал на сутану шерстяную без­рукавку, которую использовал ещё и как по­душку.

Когда я рассказал об этой «безрукавочно-подушечной» проблеме женщинам из Круга Живого Розария, им, по-видимому, стало стыдно, потому что они тут же принесли в дом викария большую подушку. Но, насколько я помню, эта подушка задержалась у него ненадолго. В ту зиму в селе сгорело какое-то хозяйство. Люди остались без крыши над головой. Говорят, что отец Кароль отдал им тогда эту подушку».

Тадеуш Туракевич: «Это был такой священ­ник, каких не сыщешь! Что же необычного ви­дели в нём простые люди? Что в нём такого бы­ло? Молитва, смирение и аскетизм. Он вставал рано утром и неторопливо шёл по тропинке к Вятровицам или ходил вокруг церкви с кни­гой в руках и молился.

Когда он посещал дома прихожан в рождественское время, то все по­жертвования, которые получал от богатых, он оставлял у бедных, а домой возвращался с пус­тыми руками. Он постоянно навещал бедных.

Здесь была одна женщина из Кленчан, её назы­вали Тадеушка. Однажды она пошла к нему жаловаться, что её ограбили. Он отдал ей всё, что у него было. В том числе постель и подуш­ку. Некоторых это даже рассердило — ведь ему только что всё купили, чтобы он не спал на голой кровати… А смирение? Он с каждым человеком находил общий язык, несмотря на то, что уже окончил университет в Риме!»

В воспоминаниях людей, знавших его в те годы, прежде всего поражает то, насколько скромны были потребности священника Войтылы.

У него вообще не было личных денег, — пишет автор книги «Свидетель надежды» Джордж Вейгель. — Собственность для Кароля Войтылы ничего не значила, может быть, за исключением лыжного и туристического снаряжения, подаренного ему друзьями.

Однажды Мечислав Малиньский выбросил старую ржавую бритву своего друга и подарил ему на именины новую. Малиньский был уверен, что если бы он не выбросил старую бритву, Войтыла кому-нибудь отдал бы его подарок. Так он поступал со многими подарками.

Кароль всегда носил старую сутану и старые ботинки. Малиньский говорит, что, глядя на него, можно было принять его за нищего, бездомного, ничего собой не представлявшего в жизни человека.

Источник: Януш Поневерский, «Цветочки Иоанна Павла II»