Размышления на Адвент: Время надежды

Размышления на Адвент: Время надежды

Дек 19, 2020

1. Пресвятая Дева Мария — Наставница в добродетели надежды. Где искать источник разочарования и угнетенности. Иисус Христос — высшее благо.
2. Предмет нашей надежды.
3. Упование на Господа, который никогда не мешкает, даруя нам благодать и оказывая необходимую помощь.

Дух Адвента побуждает нас пребывать вблизи Пресвятой Девы Марии, которая как раз в это время носит в Своем лоне Иисуса. Подобным образом и наша жизнь является словно бы длинным адвентом — ожиданием последних мгновений жизни, когда мы, наконец, встретимся с Господом и останемся с Ним на вечно. Христиане знают: чтобы достичь самого важного в жизни — встречи с Иисусом Христом в вечности — они должны переживать свой адвент вместе с Марией во все дни своего земного странствия.

Нет лучшего способа подготовиться к уже столь близкому Рождеству Христову, как стать в эти дни спутником Пресвятой Девы Марии, и сделать это с величайшей любовью и доверием. В некоторых католических странах, например, в Польше, уже с XIII века во время вотивной Мессы, посвященной Матери Божией (называемой роратами) зажигают дополнительную, седьмую свечу, называемую рораткой. Эта свеча, которую украшают миртом, символизирует Пресвятую Деву Марию как Утреннюю Звезду, сияющую перед восходом Солнца — Иисуса.

Мария пробуждает в наших душах радость, поскольку Она, когда мы к Ней обращаемся, ведет нас ко Христу. «Наставница добродетели надежды. Мария провозглашает: Отныне будут ублажать Меня все роды (Лк 1,48). Подходя к этому факту чисто по-человечески, мы можем спросить: на чем основывалась эта Ее надежда? Кем Она была для Своих современников — мужчин и женщин? Великие героини Ветхого Завета — Иудифь, Есфирь, Девора — снискали себе земную славу… Как же отличается надежда Пресвятой Девы Марии от нашего нетерпения! Как же часто мы требуем у Бога, чтобы Он тотчас рассчитался с нами за те крупицы добра, которые мы сделали. А при первом появлении трудностей начинаем роптать. Часто мы оказываемся неспособными длительное время прилагать усилия, неспособными хранить надежду» (Хосемария Эскрива, Друзья Божии, 286).

Тому, кто переносит страдания и встречается с проблемами, разочарование не грозит. Оно грозит тому, кто не стремится к святости и жизни вечной, тому, кто утратил надежду на их обретение. Такого рода жизненную позицию можно определить, как отсутствие веры, стремление к личной выгоде, жестокосердие и чрезмерную привязанность к земным благам, в которых видят единственную ценность. Разочарование, если ему решительно не воспротивиться, может парализовать всякое желание творить добро и бороться с трудностями. Нежелание стремиться к личной святости иногда может возникнуть вследствие недостатка силы воли и страха перед усилиями, которых требует аскетический образ жизни и необходимость отказаться от привязанностей и неупорядоченных эмоций. Иногда причиной разочарования могут стать кажущиеся неудачи в нашей «духовной брани» либо в апостольском свидетельстве. Однако тот, кто действует из любви к Богу и ради приумножения Его славы, не будет знать неудач (ср. Втор 31,8; Рим 8,28; Евр 13,5-6). «Будь убежден в одной непреложной истине: твой успех — теперь и именно в этом случае — состоит как раз в неудаче. — Поблагодари Господа и начни заново!». «То, что тебе пришлось пережить, не было неудачей: ты набрался опыта. — Смело, вперед!» (Хосемария Эскрива, Путь, 404-405).

Через несколько дней мы увидим Иисуса, лежащего в яслях. Эта картина станет свидетельством милосердия и любви Божией. «Тогда мы сможем сказать, — пишет один духовный автор: «В ту ночь, когда родится нам Христос, в моей душе замолкнет всякий голос». Я остаюсь с ним лицом к лицу. В огромном белом пространстве нет ничего кроме Него. Он ничего не говорит, но Он здесь… Именно Он — Тот Бог, который Меня любит». А если Бог стал человеком, если Он любит Меня, как же я могу не искать Его? Как же я могу потерять надежду найти Его, если Он Сам ищет меня? Отбросим прочь всякое разочарование: ни внешние трудности, ни наша собственная ограниченность не смогут лишить нас радости Рождества Христова, которое приближается.

Бог с любовью к нам грядет.

Обратитесь и покайтесь!

Он избрал нас в Свой народ.

С ликованьем приближайтесь!

2 В Ветхом Завете надежда представлена одной из главных черт истинного народа Божия. Его взор был постоянно обращен к отдаленному будущему, ко дню пришествия Мессии: «Книги Ветхого Завета описывают историю спасения, которая неспешно приуготовляет пришествие Христа в мир» (II Ватиканский Собор, Догматическая Конституция Lumen gentium, 55).

Уже в Книге Бытия возвещается грядущая победа Жены над силами зла и предсказывается возникновение нового мира (ср. Быт 3,15; 49,10).

Пророк Осия предрекает, что Израиль обратится и давняя любовь расцветет вновь. Исаия в период трудного царствования Езекии провозглашает разочарованному народу грядущего Мессию, а Михей указывает на Вифлеем Иудейский как место Его рождения (ср. Ос 2,16-21; ср. Ис 7,14; 9,1-6; 32,1-5; ср. Мих 5,1-3).

Через несколько дней мы увидим нашего Господа, лежащего в яслях, Которого предрекали все пророки, Дева Мария ожидала с неизреченной любовью, Иоанн возвестил Его приближение и указал на Его присутствие среди людей. Он даровал нам радость ожидания тайны Рождества Своего, чтобы, найдя нас бодрствующими в молитве, ввести в торжество Своей славы (Вторая Префация Адвента).

Начиная от Вифлеемских яслей и вплоть до Своего Вознесения Христос провозглашает благую весть надежды. Сам Иисус — это единая наша надежда. В Нем мы имеем гарантию обретения обетованных благ. Мы взираем на Вифлеемскую пещеру, будучи исполнены горячей надежды, потому что мы знаем: только благодаря Ему мы в великом дерзновении в вере (ср. 1 Тим 3,13) имеем доступ к Отцу (Еф 2,18).

Сам Господь учит нас, что подлинным предметом христианской надежды являются не блага мира сего, которые моль и ржа истребляют, и воры подкапывают и крадут (ср. Мф 6,19-20), но сокровища нетленные, а, прежде всего, счастье вечного обладания Богом.

Мы имеем твердое упование, что однажды Господь дарует нам вечное блаженство, а уже теперь — прощение грехов и Свою благодать. Поэтому мы также можем надеяться, что нам будут предоставлены все средства, ведущие к этой цели. С этой точки зрения, можно ожидать также и материальных благ, но лишь в той мере и таким образом, как это будет полезно для нашего спасения.

Нам следует изо всех сил бороться ныне и впредь с такими формами отчаяния, как разочарование, угнетенность и озабоченность по поводу материальных благ.

Надежда побуждает нас довериться Богу и использовать все возможные средства для достижения победы в «духовной брани». Она дает нам силы многократно возобновлять наши старания, быть постоянными в свидетельстве, терпеливыми в труде, уметь видеть нашу жизнь и все, что в ней происходит, с точки зрения нашего вечного призвания. «По мере того, как мир выглядит все более и более усталым и теряет христианскую надежду, — пишет один духовный автор, — ему остается единственная альтернатива: материализм в уже известной нам форме, и ничего другого. Мир переживал свое христианство, как переживают великую любовь, любовь всей жизни… Никакой новый голос не будет для нас притягательным, если он опять не приведет нас к Вифлеемской пещере, чтобы мы при виде ее ослепительной чистоты преодолели свою гордыню, исполнились любви и научились возносить благодарение».

3 Послушайте Меня, жестокие сердцем, далекие от правды. Я приблизил правду Мою, она не далеко, и спасение Мое не замедлит (Ис 46,12-13). «Недостаточно верить в Бога, Богу следует еще доверять! Причем со смирением и детской простотой!…, — писал кардинал Стефан Вышинский, — Об этом мы должны позаботиться в период Адвента, во время пробуждения новых надежд».

Наша надежда на Господа должна быть тем большей, чем меньшими мы располагаем средствами и с чем более серьезными трудностями мы встречаемся. Евангелист Лука повествует, что однажды, когда Иисус вернулся в Капернаум, все ожидали Его (Лк 8,40-42.49-56). От толпы отделилась некая фигура. Это был начальник синагоги. Он пал к ногам Иисуса и просил Господа исцелить его дочь. Он без колебаний публично засвидетельствовал свое смирение и веру.

Господь дал знак, и все тотчас отправились в дом Иаира. Его единственная дочь двенадцати лет от роду умирала. Она была уже в состоянии агонии. Когда они уже прошли значительную часть пути, некая женщина (ср. Лк 8,43-48), скрывающаяся за толпой, поскольку она страдала болезнью, которая по закону Моисея делала ее нечистой, подошла к Иисусу сзади и коснулась края Его одежды. Она тоже была исполнена глубокого смирения.

Иаир проявил свое смирение и надежду, поклонившись на глазах у всех Иисусу. Эта же женщина хотела остаться незамеченной, не желала задерживать Учителя. Она полагала, что недостойна того, чтобы Господь взглянул на нее. Ей было достаточно коснуться Его плаща.

И в том, и в другом случае произошло чудо. Женщина, которая обманулась в стольких врачах, исцелилась раз и навсегда. Дочь Иаира, которая умерла раньше, чем Иисус успел добраться до ее дома, была воскрешена.

Задумаемся, что испытывал Иаир в то время, когда Иисус исцелял кровоточивую женщину. В этот момент он, казалось, отошел на второй план. Нетрудно представить себе его нетерпение: ведь когда он оставил свою дочку, чтобы пойти искать Учителя, она уже умирала. Тем временем, Христос как бы и не спешил. Могло показаться, что Он вообще не придавал никакого значения тому, что происходит в доме Иаира.

Когда же Он, наконец, до него добрался, девочка уже умерла. Исцелять ее уже было поздно. Казалось, что Иисус пришел напрасно. И именно теперь, когда, с человеческой точки зрения, нельзя было уже ничего сделать, наступила пора благодатной надежды.

Иисус никогда не приходит слишком поздно. Просто нам нужна сильная вера. Иисус ждал, чтобы стало «слишком поздно», чтобы научить нас, что благодатная надежда расцветает как раз на руинах человеческих надежд, что нам необходимо безграничное доверие Тому, Кто каждую секунду может соделать все, что угодно.

Нечто подобное происходит и в нашей жизни. Когда кажется, что Иисус игнорирует наши потребности, Он неожиданно дает нам еще большую благодать. Иногда и нам, молящимся у дарохранительницы, удается услышать Его слова: Не бойся, только веруй! (Лк 8,50). Уповать на Иисуса — значит доверять Ему, позволить Ему действовать. Доверять тем сильнее, чем более такая вера кажется с человеческой точки зрения абсурдной.

Богослужения в честь Пресвятой Девы Марии — это лучшая гарантия обретения средств, необходимых для достижения вечного блаженства, к которому мы призваны. Мария, по выражению святого Альфонса Лигуори, воистину является «пристанью утопающих, утешением мира, искуплением узников, счастьем больных». Будем просить Ее в эти предшествующие Рождеству дни, как и во все без исключения дни нашей жизни, о полноте веры. И тогда Она научит нас доверять Своему Сыну, предсказанному пророками Мессии. «Матерь Иисуса… сияет как знамение твердой надежды и утешения странствующему Народу Божию, пока не придет День Господень (ср. 2 Петр 3,10)» (II Ватиканский Собор, Догматическая Конституция Lumen gentium, 68).

Источник: Франсиско Карвахал. В общении с Богом. Молитвенные размышления на каждый день. Том 1. Адвент и Рождественское время